Фото еж 4 года

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Москва TransPhoto


еж 4 фото года

2017-09-21 15:52 Главная новость сайта это то, что наш сайт с дня его открытия 22 июня 2008 года, посетило Марианская впадина, или Марианский жёлоб океаническая впадина на западе Тихого океана




Даже не знаю что хуже: то, что парень написал "нам надо расстаться", или то, что через две минуты написал "это я не тебе"


У России две Беды (Дураки и Дороги) и одно Несчастье - ее начальники.






Памятка водителю Водитель, ты уже виновен, Как только сдуру сель за руль - На трассе множество хреновин Тебе придумает патруль. Попав в дорожную толкучку, Блюди державный интерес - Позолоти сержанту ручку Во благо славной ДПС! Про разделение на касты Не забывай, и не тупи - Слуге народа, педерасту, Всегда дорогу уступи. На спорь с «ледями» раздраженно, Не обижай гламурных шлюх - Звоночек папику с айфона, И ты виновным станешь вдруг. Слюнявь, лошок, шустрее пальцы, Считая баксы и рубли, Когда притрут тебя кавказцы - Столичных улиц короли. Затем, испуганный до жути, Трусливо лезь в свое авто… И помни – если ты не Путин, То на дороге ты – никто! :-)


ДИВЬЯ ПЕЩЕРА Смотаться летом на Северный Урал нас, москвичей, подбил однокурсник, сам пермяк, Сергей. У него была идея - сплавиться по реке Колве на плоту и посетить некую Дивью пещеру. Тогда, при развитом социализме, туризм был в большой моде, и на тот момент Визбор превосходил по популярности Высоцкого. Короче, нас, троих молодых парней, Сергей соблазнил очень легко. Серый утверждал, что он турист и сплавщик опытный, и проблем у нас не будет. И, в общем-то, однокурсник не соврал. Под его руководством мы прямо у Колвы срубили несколько деревьев и соорудили солидный плот, на него водрузили палатку. По плану, должны были к обеду добраться до Дивьей пещеры, посетить ее, потом заночевать в палатке, и утром сплавиться до ближайшего городка. После нескольких часов сплава захотелось похавать. Мы пристали к берегу, развели костер. Тушенка, колбаса, картошечка, чаек – все как положено. К концу обеда невдалеке засветилась девчушка лет двенадцати с собакой, смутно напоминающей фокстерьера. Обе они сели в сторонке и молча глядели на нас. - Может, малышка пожрать хочет? – спросил я Сергея. – Давай угостим чем-нибудь. - Здесь не голодный край, - отмахнулся он. – Одной только рыбы навалом, уж я знаю, о чем говорю. - А может, собаке - колбасы? - Еще чего! Псина-то у нее просто помоечная. Лишь, когда мы закончили трапезу, девчушка подошла к нам. - Дяденьки, не перевезете нас на ту сторону? А то брод нам, - она кивнула на собачку, - не по дороге. Я оценил сугубо деревенскую деликатность девчушки: она не подходила к нам, пока мы обедали. А через речку вплавь было перебраться действительно непросто: Колва – глубокая и бурная. Горная речка, между прочим. Кроме того, в руках у девочки была довольно объемистая сумка. Я бы немедленно посадил ее на плот, но мы еще в Москве договорились, что у нас в походе будет настоящая воинская дисциплина, и все должны выполнять приказы командира, опытного туриста и знатока здешних мест - Сергея. - Ты ошиблась, девочка, это тебе не паром, - неожиданно и довольно грубо ответил он. Зачерствел, однако, парнишка в столичном-то граде. Москва слезам не верит! - Мы и так из графика выбились, опаздываем, - уже позже, когда мы отчалили, объяснил он нам. Мы действительно то и дело застревали на подводных корягах и мелях, кое-как выкручивались и плыли дальше. После обеда было примерно все то же самое. Дивья пещера, до которой мы наконец добрались, находилась на возвышении, а напротив нее, на реке, была небольшая пристань, к которой мы наконец причалили. И здесь мы встретились с той же девчонкой с собакой. Они как-то перебрались на этот берег (платье и волосы у девочки были мокрые) и, видимо, от пристани собиралась подниматься вверх по тропе, к видневшемуся невдалеке селению. - В пещору? – неожиданно спросила она, причем именно так, через «о». Обратилась лично к Сергею, поняв, что он здесь за главного. - Ну. А тебе-то что? - Курган! – вдруг скомандовала девочка, и ее фокстерьер внезапно кинулся к нашему командиру с явным, как всем показалось, намерением вцепиться ему в ногу. - Ты что, обалдела, сучка! – заорал он на девчушку, отшвыривая пса ногой. Фокстерьер молча, с чувством выполненного долга, вернулся обратно к хозяйке. И они пошли вверх по тропе. Мы надежно привязали плот и оставили здесь все вещи. Взяли с собой только два фонаря и немного еды. Уже поднявшись к пещере, обнаружили, что забыли веревку. Ее мы хотели привязать у входа и тянуть за собой по пещере, чтобы по этой веревке, без всяких приключений вернуться назад. - Да хрен с ней! – сказал Сергей. – Я здесь уже не раз бывал. Уж выйдем как-нибудь. Но на всякий случай на всех развилках будем сворачивать направо, а на обратном пути, соответственно, налево. Пещера оказалась с многочисленными ходами и многочисленными гротами и залами. Очень красивыми. Но через час у на погасли оба фонаря, а еще через час мы поняли, что заблудились напрочь. Не было никакой возможности определить верное направление. И главное, мы никого не поставили в известность, что идем в пещеру. Мы остановились в каком-то гроте, чтобы немного передохнуть. Настроение было самое похоронное. И вдруг мы увидели свет! Он колебался, но приближался. Первым в гроте появился фокстерьер. Он подбежал к Сергею, обнюхал его и пару раз гавкнул в сторону появившейся девчушки: мол, добыча найдена! И только тогда я понял, для чего девочка «натравила» собаку на Сергея – обнюхать, чтобы потом она взяла след! Девчонка уже тогда предвидела нашу эпопею! Девочка держала в руках свечу. - Батарейки в фонарях в пещоре отсыревают, - скупо пояснила она. - Идемте за мной. – И добавила как бы в утешение: - Вы не первые такие. Через десять минут мы были у входа. Тут я кинул собачке кусок завалявшейся у меня колбасы, она ее понюхала и равнодушно отвела морду.